doctor_alik: (Алик 2007)
 

 Записки немолодого врача о жизни, времени, друзьях и пациентах.


                  ИСТОРИЯ, ЖИЗНЬ, СУДЬБЫ, ДОМ
                                (Воспоминания. Сериал.)
                    



                  ВРАЧЕБНЫЕ БАЙКИ 
  
                  ТРУДНО БЫТЬ ВРАЧОМ.

                        КУХОННЫЕ БАЙКИ

                        МОЯ ГЕОГРАФИЯ


                     

doctor_alik: (Default)
               "И на заре какой-то новой жизни..."
                                Осип Мандельштам
                      
             В конце июня 1970 года 6 юношей, окончив 4-й курс медицинского института приехали на врачебную практику. Медсанчасть Щекинского химического комбината оказалась небольшой, но чистенькой и довольно новой многопрофильной больницей. Нас поселили в двух комнатах  физиотерапевтического отделения на первом этаже, что было удобно и нам, и персоналу - присмотревшись к нам в первые дни,  врачи больницы переложили на нас практически полностью свои обязанности,  и дежурные сестры круглосуточно обращались к кому-нибудь из нас по любому поводу, требовавшему врачебного вмешательства.  Мы, наконец-то начали понимать - а чему же все-таки учились  четыре трудных года , и  подумали, что научились многому...    
      О, первая диагносцированная  язва двенадцатиперстной кишки и первая  вылеченная пневмония!  И тут же - осознание почета и практической пользы от врачебного труда, пришедшее, когда во вторую по приезде ночь меня вызвали в приемный покой к молодой женщине, задыхавшейся и перепуганной, у которой я диагносцировал приступ пароксизмальной тахикардии, и - вылечил его!  А она оказалась  хозяйкой пивного ларька у ворот больницы, и с тех пор каждый раз, когда мы выходили из больницы, она посылала к нам наперехват своих завсегдатаев с кружками пива "для моих спасителей"...
Read more... )
doctor_alik: (Кукла Алик)
      Сегодня, отметив в Фейсбуке очередную  лицейскую годовщину, я позволил себе назваться в юности "умным подростком" . Незаслуженно польстив себе, немедленно получил соответствующую плюху. Если я такой умный, то почему же ни разу не задумался, например, о происхождении бессчетно упоминаемой в литературе традиции ухода дам  в гостиную, оставив в столовой мужчин за портвейном и сигарами в конце званого обеда? Хотя ответ был так очевиден, что мне вдвойне стыдно. Стыдно за того наивного подростка, ум которого был затуманен излишне романтическим мироощущением. Ответ на вопрос дан в очередных мемуарах очаровательного Стивена Фрая Дури еще хватает . Он пишет: "... званые обеды, куда мужчины являлись в галстуках-бабочках и где женщины «удалялись» после сыра из столовой в гостиную, дабы позволить мужчинам прибегать в разговоре к крепким выражениям, курить сигары и пить портвейн. Мама поделилась со мной своим верным, я полагаю, мнением, что этот давний и ныне отмерший ритуал (отмерший, могу вам сказать, даже в королевских дворцах – но о них несколько позже) на самом деле позволял женщинам посещать уборные, не привлекая внимание мужчин к тому обстоятельству, что эти сладостные создания носят в себе такие штуки, как мочевой пузырь, который им – подобно любому мужчине и любой лошади – необходимо опорожнять."
    А вам всем, любезные лицейские братья и сестры, были известны корни этой традиции, или я, все таки, не один такой ?
doctor_alik: (Кукла Алик)
      Впервые за несколько лет, третий день  не могу оторваться от чтения современного романа. В нем есть все, что мне хотелось бы встретить в книге - крепкий сюжет,  живое чувство, интеллект, эрудиция и фантазия, множество постмодернистских аллюзий, ирония и упоение мировой культурой. Временами чтение превращается в затягивающую игру в Scrabble с эрудированным автором, не гнушающимся веселого жульничества. Ваш ныне любимый Франзен, явно завидуя, сквозь зубы прошипел двусмысленную похвалу, остальные критики были не в пример более щедры:

Блистающее, ураганное, многогранное чудо. Сюжет держит и не отпускает, а развязка подобна комнате, полной зеркал. Голос рассказчицы искрится неукротимым остроумием и бьющей через край экспрессией. Читать обязательно!

The New York Times

Эксцентричная и остроумная книга, отчасти – роман взросления, отчасти – «дорожная повесть», отчасти – своего рода обзор классической литературы, приправленный щепоткой детектива и романтической комедии.

Vogue

Не буду рассказывать, какие именно литературные ассоциации у меня возникали, сами все увидите. Скажу еще только спасибо Майе Делировне Лахути, которая блестяще справилась с переводом, осложненным необходимостью сверки бесчисленных истинных и ложных цитат.
Итак:

Мариша Пессл
Некоторые вопросы теории катастроф

Marisha Pessl

SPECIAL TOPICS IN CALAMITY PHYSICS

Copyright © 2006 by Marisha Pessl

All rights reserved



© М. Лахути, перевод, примечания, 2016

© Издание на русском языке, оформление.

ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2016

Издательство ИНОСТРАНКА®

* *
doctor_alik: (Кукла Алик)
      Утро в роскошном доме престарелых. 8 часов 10 минут. Одна из моих любимых девяностолетних подруг в третий раз за две недели впала в бессознательное состояние, направлена в больницу дежурным врачом с подозрением на повторный инсульт. Несмотря на внушительную коллекцию болезней, подруга несколько лет категорически отказывается взять помощницу, сама себе раскладывает лекарства. Перед приездом реанимационной бригады успеваю определить, что у больной с диабетом резко упал уровень сахара в крови. Вводим глюкозу внутривенно, больная "на игле" приходит в себя. Отправили в больницу для исключения других острых проблем и коррекции лечения диабета.
     10.00. Другая старуха (98 лет) от чрезмерного любопытства вывалилась из окна подошла посмотреть, что нового на доске объявлений,  упала, ушибла ногу. Бедро болит, двинуть ногой не может. Требует, чтобы ее отвезли домой в кроватку и оставили в покое.  Полчаса уговариваю сделать  рентген. Собравшиеся вокруг за утренним кофе ее подружки восхищаются моим ораторским искусством. Сделали снимок - перелом шейки бедра. Позвонил сыну больной, сын помог убедить больную поехать в больницу. Приезжает  бригада  тех же парамедиков, что отвозили предыдущую больную. Еще полчаса уговариваем пациентку ехать в больницу немедленно, и не дожидаться сына, который приедет из другого города. Уф-ф, уговорил.
      Итак, о литературе. Почему-то по утрам в будние дни на память все чаще приходит начало повести Гаршина "Красный цветок":
"- Именем его императорского величества, государя императора Петра Первого, объявляю ревизию сему сумасшедшему дому!"
doctor_alik: (Кукла Алик)
     

      Ежедневный просмотр последних поступлений в сетевую библиотеку "Флибуста" приносит иногда странные, на первый взгляд, находки. Вот сегодня появился изданный в 2011 году пространный документ (похоже, это автореферат диссертации неизвестного автора), в котором все прекрасно, от заглавия и до оглавления ( оглавление настолько информативно, что читать  остальной текст показалось мне излишним). Уже первые параграфы способны привести умиленного читателя в состояние административного восторга, чтобы не сказать - оргазма:

ГЕНЕЗИС ДРЕВНЕРУССКОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ
2903K (скачать pdf)
издание 2011 г.
Глава 1. Теоретико-методологические основы исследования генезиса духовно-нравственных ценностей военной интеллигенции
1.1. Ценностные основания анализа интеллигенции как элемента интеллектного слоя общества
1.2. Специфика военного отряда интеллигенции
1.3. Теоретические основания анализа генезиса духовно- нравственных ценностей военной интеллигенции .
etcetc.
     Для человека,  одержимого воспитанной в советскую эпоху параноидальной привычкой вычитывать между строк грядущие неприятности, появление в печати подобного текста  может означать, например, подготовку общественного мнения к готовящемуся военному перевороту с установлением личной диктатуры главнокомандующего. В подобном случае, народу полезно будет  думать, что новая власть поддержана людьми в форме, не только "вежливыми" как в Крыму, но и истинно интеллигентными.
doctor_alik: (Кукла Алик)
В известных "Записках графа Сегюра о пребывании его в России в царствование Екатерины II. 1785-1789" я наткнулся на любопытный факт. Подробно описывая видных европейских дипломатов, аккредитованных в его время при дворе Екатерины Второй, автор  завершает описание неожиданно резким выпадом против одного из них: " Я не буду распространяться о голландском посланнике, бароне Вессенере, его пребывание в Петербурге было кратковременно и незаметно и кончилось расстроившимся сватовством с довольно скандальными подробностями."
  Все мы помним случившуюся через пятьдесят лет историю еще одного голландского посланника в России, и тоже - барона, и тоже - со сватовством и "с довольно скандальными подробностями", ставшую одной из трагических вех в истории русской культуры.
    Попытавшись выяснить, что известно о бароне Вессенере (существование которого Гугл не подтверждает), вынужден был узнать о еще одном эпизоде интенсивных голландско-русских отношений в 2013 году, на этот раз - без единого барона и, надеюсь, без скандальных подробностей:
"
В начале октября в Гааге был избит российский советник-посланник Дмитрий Бородин, после чего Голландия признала нарушение Венской конвенции. В ночь на 16 октября в Москве напали на сотрудника посольства Нидерландов Онно Элдеренбоса, его избили в собственной квартире."
     Признала ли Россия в ответном нападении нарушение Венской конвенции, не пишут.
      Но это уже не так интересно.
 
doctor_alik: (Кукла Алик)
 Летом 1968 года на Карадаге в ущелье над Сердоликовой бухтой собралась большая веселая московско-одесская компания. Утром 21 августа, в связи с днем рождения одного из приятелей,  меня и Л.Л., как младших, отправили в Коктебель за покупками. Вот в очереди за вином в Коктебеле мы и узнали о вторжении в Чехословакию, а в процессе общения с народом в очереди окончательно поняли еще одно  - никакой "оттепели" не будет, идет ледниковый период. Соответственно, вина мы разумно закупили  больше, чем планировали.
       Потом, в середине 70-х годов я встретил бывшего одноклассника, который среди главных событий своей жизни упомянул, как на танке спасал чехов от Натовского вторжения.
       Сегодня один из уважаемых мной коллег, хороший профессионал и неглупый человек, опубликовал путевые заметки из Праги. Эти заметки невольно напомнили мне сразу: ругательство из передовиц  про "великодержавный шовинизм",  лозунг "Можем повторить" и грустную фразу Атоса:"... а ведь этот еще из лучших!".
Традиционное российское троеборье, к счастью, не включенное в программу Олимпийских игр: шапкозакидательство, вставание с колен и наступание на грабли...

http://dpmmax.livejournal.com/533674.html
doctor_alik: (Кукла Алик)
                          " У поэтов есть такой обычай - в круг сойдясь, оплевывать друг друга" (Дм.Кедрин)                                                                                                                                                                                                  
 Анатолий Мариенгоф в  "Романе без вранья"  рассказывает о литературной жизни в Москве начала 20-х годов :
"Имажинисты находились в непрерывной полемике с Маяковским. Острие словесной рапиры тогда не было притуплено гуманным деревянным шариком, как это принято у спортсменов сегодняшних дискуссий. Поэтому чуть ли не ежевечерне горячая, но невидимая кровь лилась ручьями. Все, что касается души, к сожалению, невидимо. А может быть, это к счастью.

Вадим Шершеневич владел словесной рапирой, как никто в Москве. Он запросто – сегодня в Колонном зале, завтра в Политехническом, послезавтра в «Стойле Пегаса» – нагромождал вокруг себя полутрупы врагов нашей святой и неистовой веры в божественную метафору, которую мы называли образом.

Но у нашего гения словесной рапиры была своя ахиллесова пята. Я бы даже сказал – пяточка. Тем не менее она доставляла всем нам крупные неприятности.

«Я сошью себе черные штаны из бархата голоса моего», – написал Маяковский.

Понятия не имея об этой великолепной, образной строчке, Вадим Шершеневич, обладающий еще более бархатным голосом, несколько позже напечатал: «Я сошью себе полосатые штаны из бархата голоса моего».

Такие катастрофические совпадения в литературе не редкость. Но попробуй уговори кого-нибудь, что это всего-навсего проклятая игра случая.

Стоило только Маяковскому увидеть на трибуне нашего златоуста, как он вставал посреди зала во весь свой немалый рост и зычно объявлял:

– А Шершеневич у меня штаны украл! Бесстрашный литературный боец, первый из первых в Столице Мира, мгновенно скисал и, умоляюще глядя то на Есенина, то на меня, растерянным шепотом просил под хохот бессердечного зала:

– Толя… Сережа… спасайте!"

Для меня в этой полемике интереснее всего, а узнал ли кто-то из участников этой истории, в недавнем тогда прошлом - недоучившихся  гимназистов,  первоисточник кражи. Близко подошел Маяковский, но была ли его фраза осознанным плагиатом?


" — Quel est cet homme?


— На c’est un bien grand talent, il fait de sa voix tout ce qu’il veut.

— Il devrait bien, madame, s’en faire une culotte" 1).
(1) — Что это за человек? — О, это большой талант; из своего голоса он делает все, что захочет. — Ему бы следовало, сударыня, сделать из него себе штаны
(франц.). А.С. Пушкин. "Египетские ночи"

69

Jan. 25th, 2016 10:01 am
doctor_alik: (Кукла Алик)
69 - число более закругленное, чем соседние 70, и более оптимистическое. Спасибо всем друзьям за поздравления, к сожалению, не могу ответить, поскольку на работе Фейсбук заблокирован. Всех вас люблю! 
doctor_alik: (Кукла Алик)
"Нижегородскаго драгунскаго полка офицер был по ошибке за смертию выключен из службы. Но как он был жив, а не мертв, то и просил шефа полка снабдить его свидетельством в том, что он, хотя и выключен за смертию из службы, но он жив, а не мертв. Шеф полка отказал выдать ему свидетельство, что он живой, а не мертвец, отзываясь, что за силою (помянутаго выше) приказа он не смеет утверждать, что он жив. Офицер был поставлен в такое положение, в каком никто из смертных не был от сотворения перваго человека. Ему нигде не было места в пространной России, он был лишен имени, всего имущества и кто бы стал ему верить в том, что он за смертию выключен из службы. Подал прошение, умоляя о повелении его живаго считать живым, а не мертвым. Резолюция на прошение последовала такого содержания: „Исключенному поручику за смертию из службы, просившему принять его опять в службу, потому что жив, а не умер, отказывается по той же самой причине".
   Из "Записок Александра Михайловича Тургенева (1772- 1863)"
        "Русская Старина" за сентябрь 1885 года
doctor_alik: (Кукла Алик)
    Захватывающее чтение. Автор "Записок" родился в 1772 году, скончался в 1863.  Служил при 4 императорах, дружил со многими выдающимися людьми. Многое видел и о многом думал. При этом, поразительно,  многое из его рассказов кажется знакомым, как будто история крутится на карусели, хорошие цари сменяются плохими, а лошадки продолжают крутиться, а воз и ныне там.
       "Кн. Прозоровский, Александр Александрович, ген.-аншеф, главнокомандующий в Москве, вопреки узаконения, приказал поставить 25 человек солдат на квартиры в доме состоящаго на действительной службе капитана Трубникова; капитан, не получив от кн. Прозоровскаго на прошение о своде солдат с постоя из его дома удовлетворения, послал на высочайшее имя императрицы Екатерины всеподданнейшее прошение; почта пришла из Москвы в два часа пополуночи; по повелению ея величества куверты на высочайшее имя почт-директор был обязан лично, без наймалейшаго промедления, подносить ея величеству в котором бы часу времени приход почты ни случился. Почт-директор Калинин явился с кувертом во дворец; камердинер Секретарев разбудил Государыню (так было навсегда приказано), ввел почт-директора; он поднес ея величеству куверт. Государыня, прочитав прошение капитана Трубникова, изволила сказать почт-директору:

— „Подождите несколько минут в другой комнате", камердинеру Секретареву приказала подать шахматную складную доску, держать чернильницу и свечу и на том же прошении Трубникова изволила собственноручно написать решение сими словами:

„По получении сего свесть солдат из дома капитана Трубникова",—запечатала в куверт, надписала: „нашему генер. аншефу, кн. Прозоровскому в Москве", и, отдавая его почт-директору, приказала тотчас отправить с нарочным, прибавя к сему слова: „надеюсь, проситель останется довольным и наша с ним корреспонденция сим окончится!"

      "В продолжении 8 часов царствования вступившаго на всероссийский Самодержавный трон, весь устроенный в государстве порядок правления, судопроизводства,—одним словом, все пружины государственной машины были вывернуты, столкнуты из своих мест, все опрокинуто вверх дном и все оставлено и оставалось в сем исковерканном положении четыре года! Одним почерком пера уничтожено 230 городов! Места государственных сановников вверены людям безграмотным, не получившим никакого образования, не имевшим даже случая видеть что либо полезное, поучительное; они кроме Гатчино и казарм там, в которых жили, ничего не видали, с утра до вечера маршировали на учебном месте, слушали бой барабана и свист дудки! Бывшему у генер.-анш. Степана Степ. Апраксина в услуге лакею Клейн-Михелю повелено обучать военной тактики фельдмаршалов....
     
       "
Первый подвиг свой (новый порядок) обнаружил объявлением жестокой, безпощадной войны злейшим врагам государства русскаго—круглым шляпам, фракам и жилетам!

На другой день человек 200 полицейских солдат и драгун, разделенных на три или четыре партии, бегали по улицам и во исполнение (особаго) повеления срывали с проходящих круглыя шляпы и истребляли их до основания; у фраков обрезывали отложные воротники, жилеты рвали по произволу и благоусмотрению начальника партии, капрала или унтер-офицера полицейскаго. Кампания быстро и победоносно кончена: в 12 часов утром не видали уже на улицах круглых шляп, фраки и жилеты приведены в несостояние действовать и тысяча жителей Петрополя брели в дома их жительства с непокровенными главами и в раздранном одеянии, полунагие.

Двери, ставни окон и все, что деревянное в строении выходило на улицу, было в одни сутки раскрашено в шахматы; вид сей и до сего времени (1848 г.) напоминают нам будки гауптвахт и фонарные столбы.

В день объявления войны соединенным врагам России, круглым шляпам, фракам и жилетам, я сам был на волос от беды, мог быть признан за лазутчика, посланнаго неприятелем для разведывания о состоянии войска, и конечно молитва доброй моей матери спасла меня от бед и напастей."

doctor_alik: (Кукла Алик)
              Сегодня счастливый день, ежегодно напоминающий мне почти забытое состояние умного подростка, выпавшего из домашнего уютного книжного мира в  мир чужих людей и чужих правил. Ощущение одиночества, от которого подросток спасается, постепенно обретая опору в мудрости книг и в дружбе с единомышленниками. Книги и друзья - вот что помогает личности выжить и окрепнуть. Счастливы те, кто рос в окружении книг и обрел преданных друзей в годы учения, кому повезло встретить хорошего учителя. Мне повезло, поскольку, ровно 204 года назад , некоторое количество мальчиков приняли в Царскосельский Лицей, а затем, уже всего 52 года назад, в моей 661 московской школе появился бывший выпускник, Юрий Львович Фрейдин, создавший литературный кружок, и предложивший назвать его Лицеем, в память тех, прежних мальчиков и всего, что их (да и нас) объединило. И вот уже более полувека, где бы мы не были, в этот день мы прочтем лицейское стихотворение и выпьем за друзей и учителей из всех времен. Читайте с нами: " Роняет лес багряный свой убор..."

            http://www.ilibrary.ru/text/566/p.1/index.html

doctor_alik: (Кукла Алик)
                     

                 ИСТОРИЯ, ЖИЗНЬ, СУДЬБЫ, ДОМ
                              (Воспоминания. Сериал.)
                 

Глава 3. Марксизм и квартирный вопрос.

В начале 60-х годов расширилось хрущевское жилищное строительство и даже появились кооперативные дома. Нашей семье получить новую квартиру и не мечталось , ибо наша комната в описанной выше коммуналке сильно превышала установленные критерии ( 16 метров на четверых все еще считались роскошью)...
Отец мой, которого тоска по дому и семье в Москве заставила демобилизоваться из окружной рижской газеты в 1952 году, в самое неудачное время - в период "дела врачей", естественно, оказался без работы. На довоенное место , редактором в издательстве детской литературы , его не взяли, однако фронтовые друзья - журналисты подбрасывали ему то возможность анонимно писать ответы на письма читателей в "Правду", то, раз в несколько лет, принимали в печать книгу в том же Детиздате. "С книги" отдавались долги и дальше снова тянулась копеечная литературная поденщина. Я помню отца всегда с утра сидящим за пишущей машинкой, под треск которой я стоял у буфета со скрипкой и, вместо заданной программы, бездумно импровизировал нечто, неотрывно читая очередную поставленную на нотный пульт книгу, пользуясь отцовской доверчивостью и музыкальной наивностью . Брат по утрам уходил в институт, а мама служила инструктором в загадочной организации "Всесоюзное общество охраны природы" .
Решением нашей жилищной проблемы мы всецело обязаны Коммунистической партии Советского Союза и лично Народному комиссару здравоохранения Николаю Александровичу Семашко. Упомянутая партия , заботясь об идеологическом воспитании масс, утвердила программу выпуска книг из серии "Пламенные революционеры". В этой серии, кстати проскочило несколько хороших книг...
Пламенных революционеров было много, поэтому и отцу через тех же фронтовых друзей, один из которых уже был референтом ЦК КПСС, достался заказ на книгу о Семашко.
Насколько я понял, единственной заслугой Н.А. Семашко перед историей и революцией была попытка вложить в банк в Германии большую сумму российских денег, похищенных в Тифлисе террористами , взорвавшими казначейскую карету по приказу товарища Кобы, в будущем ставшего известным под именем Сталина. Как и в дальнейшем, при выполнении приказа Кобы погибло много случайных прохожих...
Купюры были крупные, номера их известны. Семашко арестовали в Германии , я уже не помню сейчас, то ли его просто посадили, то ли он симулировал психическое заболевание...
После революции он занял пост народного комиссара здравоохранения, на коем оставался много лет, почти до войны,и умер, кажется, в 1940 году, своей смертью...
Меня привлекают в истории Семашко два факта : во-первых, он получил врачебное звание (как врач я заявляю, что это свидетельствует , по меньшей мере, о недюжинной памяти и терпении),и, во-вторых, благодаря гонорару, полученному за книгу о нем, родители решились купить кооперативную квартиру. Отец вступил в жилкооператив и в 1964 году родители и я переехали в двухкомнатную смежную "хрущобу" в Рабочем поселке (ныне - метро "Молодежная"). В нашей комнате в коммуналке остался жить мой старший брат...
Продолжение следует.
Местонахождение: Хайфа
Настроение: relievedrelieved

·
doctor_alik: (Кукла Алик)
           "Мама, насколько я понимаю, всю жизнь мучительно  пыталась соединить в душе искреннюю преданность  коммунистическим идеалам с многовековой еврейской генетической традицией беззаветной  верности  интересам семьи и защиты детей. Для нас с братом мать  была идеальной еврейской мамой, любящей, заботливой, домовитой. Именно поэтому так  резко выделяются в памяти редкие случаи, когда в маминой душе  взбрыкнувший вдруг Павлик Морозов             пытался победить эту "а идише мамэ" (всегда -  безуспешно!)."

   
     
Мы жили вчетвером в шестнадцатиметровой комнате  семикомнатной коммунальной квартиры.  Это вполне объясняет, почему мы с братом, по мере перехода от детства к отрочеству и юности, дни проводили за чтением, а  вечера - с друзьями, стараясь появляться дома ближе к ночи.  Шли годы, и брат, и я обзавелись собственным жильем, а затем - и собственными семьями. Подробности  можно найти в моих "Записках" , главу из которых я собираюсь вновь опубликовать вслед за этим , руководствуясь природной ленью и скупостью (что же зря    добру пропадать!).                
             Незыблемым  принципом в нашей жизни стали воскресные семейные обеды у родителей, где мы должны были неукоснительно собираться с чадами и домочадцами. Уклониться возможно было только в связи с каким-нибудь стихийным бедствием. Впрочем, никто   и не старался уклоняться, за неделю мы успевали соскучиться  по общению и по несравненной маминой кухне.  Особенно радовался нашим встречам отец.
Ничего удивительного, что после нескольких инцидентов, подобных описанному в предыдущей главе, у отца вошло в привычку обсуждать общественно-политические темы не дома, а только на прогулках с близкими друзьями. Постепенно друзей у отца становилось все меньше, а мы, брат и я,  благодаря своему богемному окружению,  выросли отъявленными отщепенцами. Поэтому отец не мог не воспользоваться случаем обсудить с сыновьями какой-нибудь спорный, с точки зрения мамы вопрос, например -  дикцию Брежнева или, пуще того - вторжение в Афганистан.
      Типичный наш семейный обед складывался так: куриный бульон с клецками
(
Советская история  заставила перенести многовековую еврейскую традицию праздничной субботней семейной трапезы с вечера пятницы на воскресенье.
Кстати, догадайтесь сами, почему во всех больницах СССР и в Израиле на обед по пятницам подавался, да и подается куриный бульон!). За супом и закусками шел обмен семейными новостями, а ко времени подачи второго блюда отец расслаблялся уже достаточно, чтобы обсудить с нами что-нибудь актуально - политическое. Тут же у мамы срабатывал стоп-сигнал, и она начинала сердиться, в зависимости от степени отцовской неосторожности, доходя, иногда, до швыряния тарелками. В функцию невесток и внучек входило попытаться погасить пожар, но иногда это не удавалось, и мужчины огребали по - полной.
      Так мы ответили, по-моему, за Афганистан : мама рассердилась настолько, что воскликнула :  " Знаете, почему я в свое время отказалась от персональной пенсии?!"

Дело в том, что в конце 70-х годов исполнилось 50 лет маминого пребывания в партии, она вступила в КПСС на несколько лет раньше отца. Поэтому маме полагалась персональная пенсия районного значения - бесплатный проезд на городском транспорте и бесплатные лекарства. Факт этот мама, как выяснилось, от детей и от отца утаила. Только ярость и обида вырвали у мамы признание:
" Я отказалась от персональной пенсии, потому что я ее недостойна - я не смогла воспитать детей правильно!"
   Мама! Ты смогла! Прости нас, пожалуйста! Мы не хотели причинять тебе боль. Это твоя заслуга, что мы научились стойко держаться за свои убеждения, и это твоя заслуга, что семейные ценности - интересы близких, детей и внуков стали для нас с братом важнейшими в жизни.


doctor_alik: (Кукла Алик)
   
          unnamed
         Снимок начала 30-х годов
 
         Мои родители познакомились в Киеве, в конце двадцатых годов. Мама, хорошенькая, невысокого роста голубоглазая еврейская сирота,
жила тогда у родственников в Киеве, работала в литейном цехе. Семейная история не сохранила подробностей киевского романа. Думаю, что отец, начитанный, обаятельный и умный, уже тогда выделялся среди сверстников интеллигентностью, чем и привлек маму, несмотря на вечно раздражавшее ее папино царственное невнимание к бытовым мелочам. Невнимание это унаследовали и сыновья - моя любимая до сих пор иногда напоминает мне куцый костюмчик, в котором она впервые меня увидела - с рукавами выше запястий и брюками не достигавшими щиколоток. Ведь, по-моему мнению, принципиально важной деталью одежды были белый халат и стетоскоп. По утверждению мамы, папа мог, например, пригласить ее на свидание на пляж, не обратив внимания на свои непристойно дырявые трусы. Зная мамин характер, я уверен, что она немедленно выгнала папу с пляжа - штопать трусы.
 Отец с юности был страстным читателем, и его манила литература. Работая на заводе, он начал публиковать заметки в заводской многотиражке, и через пару лет ему удалось получить комсомольскую путевку на учебу в Москву. В начале тридцатых годов отец поступил учиться в Редакционно-издательский институт (РИИН), и устроился на работу - редактором в издательстве детской литературы и даже начал писать роман. Обосновавшись в Москве, папа вызвал маму, голодавшую на Украине, и они поженились, получив в общежитии РИИНа комнату. Мама начала работать инструктором в Московском горкоме партии, но затем родился первенец, проживший всего полтора года и умерший от менингита. Мама ушла с работы и поступила учиться в Институт востоковедения, на монгольское отделение (как я уже упоминал, мама увлеклась идеей помощи революции в Монголии). Жизнь нашей семьи, как и жизнь всех советских людей той поры, протекала на фоне сталинского террора, арестов и казней, распространенного страха репрессий. Отец, тоже бывший членом партии, но задумывавшийся о многих несообразностях советской действительности, никогда не делился с матерью возникавшими в связи с этим мыслями. Жизнь была достаточно сложна и без этого, но были и радости. В сентябре 1939 года родился мой старший брат Леня.
        В начале войны отец был направлен корреспондентом в армейскую газету. Мама с Леней уехала из Москвы в эвакуацию и вместе с своим институтом оказалась в  Фергане, а в 1944 году вернулась в Москву. После войны отец был оставлен  корреспондентом в редакции армейской газеты в Германии, и в 1946 году майор  Чачко получил разрешение вызвать к себе семью. Я родился в военном госпитале в Веймаре в январе 1947 года. Маме очень не нравилось немецкое окружение, она  мечтала вернуться в Москву, хотя прожитые совместно, в отдельном коттедже, на   офицерском пайке три года в Веймаре оказались в жизни нашей семьи самыми   сытыми и беспроблемными, в сравнении с многими предыдущими и последующими
годами. В 1949 году
семьям военнослужащих было приказано вернуться из   Германии в СССР. Мама с сыновьями уехала в Москву, а отец, которому оставалось  5 лет до выслуги военной пенсии, был оторван от семьи и направлен служить в   армейскую газету в Риге. Он понимал, что демобилизованному еврею-журналисту в   разгар всенародной борьбы с "безродными космополитами" найти работу в Москве   не удастся, и продержался на службе в Риге еще три года, но выдержать дольше   одинокую жизнь уже не мог и в 1952 году демобилизовался и вернулся к семье в  Москву, лишившись офицерской зарплаты и пенсии по выслуге лет. Жизнь, как и  ожидалось, стала значительно тяжелее. На прежнюю работу в Детгиз отца не  приняли, время от времени друзья подкидывали подработку - отвечать на письма,       присланные в газету, пришлось постепенно распродавать   привезенные из Германии    вещи . Все равно, жизнь в кругу семьи очень радовала отца.
                      Радовала настолько, что он расслабился, забыл об осторожности и 13 января  1953 года, прочитав в газете "Правда" сообщение под заголовком: "Арест группы   врачей-вредителей", позвал маму, указал ей на заголовок и сказал: "Вот отсюда и до последнего слова этой статьи - нет ни единого слова правды!" На что мама,  раскрасневшись от ярости, ответила : " Я всегда знала, что внутри ты - враг, но  теперь я уже не могу молчать! Я обязана сообщить о тебе в партком!" и пошла в   коридор к телефону. Удержал ее отец, только накричав на нее, и спросив, как она  собирается растить двоих детей, оставшись без арестованного мужа и без работы.
        Прошло много лет, после смерти мамы я съехался с отцом, мы с ним о многом  разговаривали. Однажды, вспомнив эту историю, он признался мне:" До сих пор не  могу себе простить, что стал ее удерживать от доноса. Мне иногда интересно, а    смогла бы она остановиться сама, или, все-таки, нет?".
         

ПРИЛОЖЕНИЕ:
"Арест группы врачей-вредителей". Сообщение газеты "Правда"
13.01.1953
Некоторое время тому назад органами Государственной безопасности была раскрыта террористическая группа врачей, ставивших своей целью, путем вредительского лечения, сократить жизнь активным деятелям Советского Союза.
В числе участников этой террористической группы оказались: профессор Вовси М.С., врач-терапевт; профессор Виноградов В.Н., врач-терапевт; профессор Коган М.Б., врач-терапевт; профессор Коган Б.Б., врач-терапевт; профессор Егоров П.И., врач-терапевт; профессор Фельдман А.И., врач-отоларинголог; профессор Этингер Я.Г., врач-терапевт; профессор Гринштейн А.М., врач-невропатолог; Майоров Г.И., врач-терапевт.
Документальными данными, исследованиями, заключениями медицинских экспертов и признаниями арестованных установлено, что преступники, являясь скрытыми врагами народа, осуществляли вредительское лечение больных и подрывали их здоровье.
Следствием установлено, что участники террористической группы, используя свое положение врачей и злоупотребляя доверием больных, преднамеренно злодейски подрывали здоровье последних, умышленно игнорировали данные объективного обследования больных, ставили им неправильные диагнозы, не соответствовавшие действительному характеру их заболеваний, а затем неправильным лечением губили их.
Преступники признались, что они, воспользовавшись болезнью товарища А.А. Жданова, неправильно диагностировали его заболевание, скрыв имевшийся у него инфаркт миокарда, назначили противопоказанный этому тяжелому заболеванию режим и тем самым умертвили товарища А.А. Жданова. Следствием установлено, что преступники также сократили жизнь товарища А.С. Щербакова, неправильно применяли при его лечении сильнодействующие лекарственные средства, установили пагубный для него режим и довели его таким путем до смерти.
Врачи-преступники старались в первую очередь подорвать здоровье советских руководящих военных кадров, вывести их из строя и ослабить оборону страны. Они старались вывести из строя маршала Василевского А.М., маршала Говорова Л.А., маршала Конева И.С., генерала армии Штеменко С.М., адмирала Левченко Г.И. и других, однако арест расстроил их злодейские планы и преступникам не удалось добиться своей цели.
Установлено, что все эти врачи-убийцы, ставшие извергами человеческого рода, растоптавшие священное знамя науки и осквернившие честь деятелей науки, — состояли в наемных агентах у иностранной разведки.
Большинство участников террористической группы (Вовси М.С., Коган Б.Б., Фельдман А.И., Гринштейн А.М., Этингер Я.Г. и др.) были связаны с международной еврейской буржуазно-националистической организацией «Джойнт», созданной американской разведкой якобы для оказания материальной помощи евреям в других странах. На самом же деле эта организация проводит под руководством американской разведки широкую шпионскую, террористическую и иную подрывную деятельность в ряде стран, в том числе и в Советском Союзе. Арестованный Вовси заявил следствию, что он получил директиву «об истреблении руководящих кадров СССР» из США от организации «Джойнт» через врача в Москве Шимелиовича и известного еврейского буржуазного националиста Михоэлса.
Другие участники террористической группы (Виноградов В.Н., Ко-ган М.Б., Егоров П.И.) оказались давнишними агентами английской разведки.
Следствие будет закончено в ближайшее время2.
ТАСС
Публикуется по: Правда. 1953. 13 января.
doctor_alik: (Кукла Алик)
                                       "Куртуазны и скромны одновременно?"
                                                                  ( Елена Тришина, Facebook)

         Весной прошлого года, когда сердце мое уже еле трепыхалось, а дух еще боролся, я продолжал упрямо готовиться к операции на открытом сердце, которую никто не считал возможной из-за очень высокого риска.  Случилось чудо, и во время рутинной коронароангиографии (зондирование сосудов сердца) я попал в руки великолепного доктора Надера, который взялся  заменить мне вконец развалившийся аортальный клапан без операции, через аортальный зонд. Эксперимент удался, я уже с лета вернулся к работе и хорошо себя чувствую. Все это, друзья мои, вы уже знаете.
    Заговорил я об этом потому, что сегодня комментарий моей милой френдессы напомнил мне некоторые подробности этой истории. Замена клапана удалась лишь с третьей попытки, и в процессе осложнилась тем, что удаленный клапан (или его часть) улетел в мозговой сосуд, и привел к инсульту. Я сам по этому поводу ничего не помню, будучи под наркозом, а когда я очнулся, врачи ужасно радовались своему успеху (это был третий в практике успешный опыт при этом виде порока сердца) и никто не желал прислушаться к словам моей жены, которая говорила , что со мной что-то не так. Ей не нравились моя речь и поведение. Врачи хором убеждали ее, что все в порядке, я разумно отвечаю на все вопросы, и что я все понимаю. Так прошел день, на следующее утро жена продолжала шуметь и требовать консультации невропатолога, и вызвала срочно из Иерусалима нашего друга-невропатолога, который приехал, и подтвердил диагноз, а затем уже и на компьютерной томографии обнаружился инсульт. Друг нас успокоил, обещал, что постепенно все обойдется и симптоматика нарушений речи исчезнет.
       Надо сказать, что моя любимая больше всего ценит в людях ум и способность обмениваться мыслями (цитата из Юдит Аграчевой :"Я , вообще, человек вербальный. Говорить могу долго (если не поздно вечером))). Вместо всего)))."
Речь моя ей продолжала не нравиться, поэтому она немедленно вызвала ближайшую подругу-психолога. К этому времени и я начал понимать, что мое поведение не соответствует требованиям момента, поэтому я больше молчал, непрерывно сдергивал с себя электроды монитора, которые меня раздражали, и злился. Подруги сидели у моей постели и пытались вести со мной беседу:
"Алик! Что ты все время молчишь?"
-"Не могу говорить."
-"А почему не можешь говорить?"
-"К-курт-туаз-зности не хватает!"
Только услышав от меня слово "куртуазность"  моя любимая поверила, что все будет хорошо, и что мы снова сможем свободно общаться.
Так богатый вокабуларий вновь оказался полезен.

       Постскриптум:
    Получается у нас какая-то инсценировка новеллы "Ворота Расемон". Прочитав

вышеприведенный текст, любимая возмутилась моим изложением беседы. Она

утверждает, что, во-первых, не могли две умные женщины, знающие психологию,

задавать мне те вопросы, которые задали. Во-вторых, она говорит, что я не

способен признать, что я чего-то не могу сделать. Поэтому, по версии любимой,

которой я верю абсолютно, они долго пытались меня разговорить на разные темы,

на что я угрюмо не поддавался, а в конце концов проговорил : "Не х-

хочу...говорить" - "Почему?" - "Н-не ххват-тает!". Тут подруги попытались выяснить,

чего же мне не хватает, и получили ответ: "К-курт-туаз-зности!"


Дальше все сходится: только услышав от меня слово "куртуазность",  любимая

поверила, что все будет хорошо.


Да здравствует тезаурус!

   
doctor_alik: (Кукла Алик)
             "Ты забыл упомянуть, что наша мама, оставшись с малых лет сиротой, скиталась по родственникам и настоящую семью (семью близких по духу людей) нашла в пионерском отряде (одном из первых, создававшихся тогда в Киеве) и затем в комсомоле. Она училась стрелять и стреляла очень хорошо (лучше отца, хотя и он стрелял неплохо) и поступила в инъяз на монгольское отделение, чтобы делать в Монголии революцию..."                                                                                                              ( Комментарий моего старшего брата chachka_2  )                                                                                                                                                                                    
          Мудрое замечание моего брата объясняет многое в жизни нашей семьи. Мама, насколько я понимаю, всю жизнь мучительно пыталась соединить в душе искреннюю преданность коммунистическим идеалам с многовековой еврейской, генетической, традицией беззаветной верности  интересам семьи и защиты детей. Для нас с братом мать  была идеальной еврейской мамой, любящей, заботливой, домовитой. Именно поэтому так резко выделяются в памяти редкие случаи, когда в маминой душе  взбрыкнувший вдруг Павлик Морозов пытался победить эту "а идише мамэ" (всегда - безуспешно!).
              Помню, мне было, должно быть, четыре года, я только что научился писАть (добавляю, на всякий случай, нужный акцент в слове). И нарисовал я корабль с мачтой, на мачте - перекладина, а на борту кораблика, похожего, как я думаю, на кривоватую трапецию, я написал название корабля :"Сталин". Гордый собой, я позвал маму, чтобы она восхитилась рисунком. На всю жизнь я запомнил ужас, который испытал, когда мама, страшно покраснев, закричала на меня : " А КТО ТЕБЯ НАУЧИЛ СТАВИТЬ КРЕСТ НА ТОВАРИЩЕ СТАЛИНЕ ?!!!"
         Мне бы, может , и захотелось бы объявить  пережитый мной тогда страх причиной, по которой я не стал художником, но честность не дает.  Причина была другая - способностей к рисованию не обнаружилось.

(Продолжение следует)
       
doctor_alik: (Кукла Алик)








Когда  маме было четырнадцать лет, она вступила в первый в Киеве, да и вообще в стране, пионерский отряд. Однажды, в 1922 году, вожатый отряда, Коля Подгорный ( в далеком тогда будущем - Председатель Президиума Верховного Совета СССР Николай Викторович Подгорный), поручил моей будущей маме (очаровательной голубоглазой девушке) на торжественном сборе  повязать красный пионерский галстук  герою гражданской войны комбригу Г.И. Котовскому (некогда - знаменитому бандиту). Подозреваю, что именно благодаря  знакомству с этими двумя деятелями,  у мамы возникло ощущение личной близости к Истории и укрепилась навсегда непоколебимая верность линии Партии. Едва достигнув двадцати лет, мама вступила в коммунистическую партию, и некоторое время работала инструктором в Московском горкоме партии. Отец, автодидакт, страстно любивший литературу, окончил Редакционно-Издательский Институт и устроился редактором в издательство детской литературы. В 1937 году отец редактировал готовившееся тогда роскошное издание рассказов о Сталине. Так в нашем доме появилась эта книга. Я помню ее с детства - мелованная бумага, иллюстрации, переложенные папиросной бумагой, многоцветная печать... сознаюсь, что папиросную бумагу я потом извел на оклейку авиамоделей, но книгой этой любовался (так зрел в душе зародыш библиомании) как произведением искусства, а  в четыре года и прочел, едва ли не первой из прочитанных мной книг, прельстившись крупным шрифтом. Habent sua fata libelli - судьба этой книги поучительна. В процессе печатания, многие из упоминавшихся в книжке соратников Сталина перешли в статус врагов народа, а затем, большей частью - и в небытие,
и тираж был уничтожен. Сохранившийся у отца дома, этот единственный, "сигнальный" экземпляр, отредактированный отцом, был повторно отредактирован мамой. Понятно, что книгу, носящую священное имя, нельзя было ни сжечь, ни выбросить, ни хранить в ее натуральном виде. Тонко чувствуя линию партии в области симпатической магии, мама прежде всего тщательно зачеркнула на шмуцтитуле роковые папины слова: "Читано, ошибок нет. М.Чачко", а затем - так же, чернилами, густо повычеркивала множество запрещенных фамилий и изображений, включая название Чкаловского самолета АНТ-25 (создатель самолета Туполев тоже успел в том году сесть). Это был очень серьезный вклад в спасение и укрепление нашей семьи (многие  поплатились в те годы и за меньшие редакторские "ошибки") .В течение многих лет, я иногда заглядывал в книгу, пытаясь  разгадать, как криптограмму, некоторые тщательно зачеркнутые фамилии.  Книга и сейчас у меня на полке, в хайфской квартире, я вывез ее с помощью друга, греческого журналиста,в числе немногих раритетов своего архива, как лекарство от ностальгии.


Stalin1
Stalin2
Stalin3
Stalin4

Profile

doctor_alik: (Default)
doctor_alik

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728 2930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 04:47 am
Powered by Dreamwidth Studios