doctor_alik: (Default)
Я уже писал о том, как по окончании музыкальной школы прервал ожидавшую меня музыкальную карьеру. Болезнь, которую я для этого использовал, заключавшаяся в общей слабости и суставных болях, привела меня на пару недель в больницу. Из больницы я выписался распухшим от преднизона, но без диагноза. Через три года гениальный врач профессор Е.М. Тареев диагносцировал у меня остаточные явления полиомиелита. Он не знал, да и я только после этого вспомнил, что в седьмом классе , перед моей болезнью, в нашей школе мне и моим одноклассникам торжественно дали первую в стране отечественную вакцину против полиомиелита . Странное совпадение ... Во всяком случае, на основании тареевского диагноза я получил в райвоенкомате военный билет с отметкой о негодности к военной службе в мирное время, за подписью майора Дубины (я не шучу!). Таким образом болезнь спасла меня и от скрипки, и от армии, куда бы я загремел, не попав после школы в институт.
Итак, осенью 1961 года (уже слетал в космос мой будущий случайный собутыльник и личный пророк) я пришел в восьмой класс, освободившись от музыкальной школы.
Впервые в сознательной жизни у меня появилось достаточное количество свободного времени, чтобы ощутить неполноту существования . Я перечитал к тому времени (и многое - неоднократно) все книги в обширной домашней библиотеке , кроме запретного Мопассана (жизнь в одной комнате не позволяла читать украдкой), а также все, что было в районной библиотеке ...Но поговорить о литературе, о жизни, на должном интеллектуальном уровне, мне было не с кем, а так хотелось ! Ну не с родителями же разговаривать и не с братом, старше меня на 8 лет!
И тут судьба мне послала очередной подарок и усадила за мою парту Николашу Прянишникова. Коля был не менее начитан, и происходил из интеллигентной, совершенно невероятной семьи. Его бабушка, Александра Ивановна, дочь купца первой гильдии Оловянишникова, которому принадлежали до революции многие доходные дома на Бульварном кольце, попала при большевиках в ссылку в Среднюю Азию, вместе с юной дочерью Иришей . После окончания Отечественной войны и объявленной по этому поводу частичной амнистии, в их поселок приехала комиссия, в составе которой был молодой юрист Евгений Алексеевич Прянишников. Он влюбился в Ирину Николаевну и добился пересмотра дела для обеих, и даже их возвращения в Москву, где им выделили комнату в бывшем доме Оловянишникова на углу Хохловского переулка и Покровского бульвара.
Бабушка меня полюбила, и когда я приходил, усаживала меня рядом и рассказывала что-нибудь вроде:" Ах, Сашенька! Послушайте хоть Вы меня! Вот помню, катались мы в кавалькаде с гусаром Сумского полка графом Олсуфьевым. Он меня все потом лорнировал в ложе Большого театра...Такой был забавник!"
Чудесная Александра Ивановна до последних своих дней считала брак дочери мезальянсом и страшно третировала зятя.
Продолжение следует
doctor_alik: (Default)
Я уже писал о том, как по окончании музыкальной школы прервал ожидавшую меня музыкальную карьеру. Болезнь, которую я для этого использовал, заключавшаяся в общей слабости и суставных болях, привела меня на пару недель в больницу. Из больницы я выписался распухшим от преднизона, но без диагноза. Через три года гениальный врач профессор Е.М. Тареев диагносцировал у меня остаточные явления полиомиелита. Он не знал, да и я только после этого вспомнил, что в седьмом классе , перед моей болезнью, в нашей школе мне и моим одноклассникам торжественно дали первую в стране отечественную вакцину против полиомиелита . Странное совпадение ... Во всяком случае, на основании тареевского диагноза я получил в райвоенкомате военный билет с отметкой о негодности к военной службе в мирное время, за подписью майора Дубины (я не шучу!). Таким образом болезнь спасла меня и от скрипки, и от армии, куда бы я загремел, не попав после школы в институт.
Итак, осенью 1961 года (уже слетал в космос мой будущий случайный собутыльник и личный пророк) я пришел в восьмой класс, освободившись от музыкальной школы.
Впервые в сознательной жизни у меня появилось достаточное количество свободного времени, чтобы ощутить неполноту существования . Я перечитал к тому времени (и многое - неоднократно) все книги в обширной домашней библиотеке , кроме запретного Мопассана (жизнь в одной комнате не позволяла читать украдкой), а также все, что было в районной библиотеке ...Но поговорить о литературе, о жизни, на должном интеллектуальном уровне, мне было не с кем, а так хотелось ! Ну не с родителями же разговаривать и не с братом, старше меня на 8 лет!
И тут судьба мне послала очередной подарок и усадила за мою парту Николашу Прянишникова. Коля был не менее начитан, и происходил из интеллигентной, совершенно невероятной семьи. Его бабушка, Александра Ивановна, дочь купца первой гильдии Оловянишникова, которому принадлежали до революции многие доходные дома на Бульварном кольце, попала при большевиках в ссылку в Среднюю Азию, вместе с юной дочерью Иришей . После окончания Отечественной войны и объявленной по этому поводу частичной амнистии, в их поселок приехала комиссия, в составе которой был молодой юрист Евгений Алексеевич Прянишников. Он влюбился в Ирину Николаевну и добился пересмотра дела для обеих, и даже их возвращения в Москву, где им выделили комнату в бывшем доме Оловянишникова на углу Хохловского переулка и Покровского бульвара.
Бабушка меня полюбила, и когда я приходил, усаживала меня рядом и рассказывала что-нибудь вроде:" Ах, Сашенька! Послушайте хоть Вы меня! Вот помню, катались мы в кавалькаде с гусаром Сумского полка графом Олсуфьевым. Он меня все потом лорнировал в ложе Большого театра...Такой был забавник!"
Чудесная Александра Ивановна до последних своих дней считала брак дочери мезальянсом и страшно третировала зятя.
Продолжение следует

Profile

doctor_alik: (Default)
doctor_alik

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728 2930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 04:32 am
Powered by Dreamwidth Studios